Войти

 | Регистрация

Главная Лучшие психологи Каталог психологов Бесплатная консультация Я психолог Получить результат Бесплатные консультации всегда

Войти

 | Регистрация

Вход

Забыли пароль?

или продолжить через

Нет аккаунта? Зарегистрируйся

Регистрация

Есть аккаунт! Войти

Моё место в жизни

Автор: Ирина Смоленкова

Тема: Одиночество

26.12.2019

Комментарии(0)

                 «Слушайте. Я уже ничего не понимаю. Скажите, нормальные мужчины вообще на свете встречаются. Или они вымерли? Или в Красную книгу занесены? Так я бы почитала её. Может перестала бы надежды напрасные питать, да пустыми поисками заниматься....» - говорила красивая дама, сидящая напротив меня.
              Я молчала и слушала. Ждала, когда можно будет перейти от патетики к конкретике. Ведь мы по сути всегда на кого то конкретного злимся, даже если ругаем весь мир...
            «Вы вот только вдумайтесь в это.. Я ради моего последнего всю свою жизнь изменила. Переехала к нему в недостроенный дом, бросила учебу, духовную общину, творчество, чтобы заниматься только им родимым. А он знаете что мне сказал на мою просьбу о помощи? — Ну чего тебе ещё надо, какой помощи, ты же взрослый и самостоятельный человек. Иди и работай. Нет, ну конечно с голоду я тебе помереть не дам. Тарелку супа всегда налью...» - тут она в гневе так стукнула себя рукой по колену, что я думала сломает... Обошлось, слава Богу. Женщина сморщилась, но отвлекаться на боль не стала — продолжала говорить.
«Поймите, Ирина Юрьевна. Я же не больно стерва какая, которая за счет мужчины свою жизнь устраивает. Я ведь его по настоящему ценю и люблю. Вкладываюсь в него — паразита, а он потом совершенно на шею садится и ещё упрекает меня, что ему неудобно сидеть».
Женщина потихоньку успокаивалась и всё больше делала пауз между словами, дышала. Я продолжала слушать и смотреть на нее с участием.
          «Когда я только стала с ним встречаться, то не понимала, отчего он так неповоротлив в ухаживаниях, безинициативен. Я посчитала, что он скромный и застенчивый, решила сама взять отношения в свои руки. Вот и получила на свою голову младенца... Потом уже я увидела, что он труслив, эгоистичен и не умеет любить. Да поздно было, душой к нему прикипела. Решила, что присмотрюсь ещё к нему, может он изменится. Стала всякие там женские программы изучать. Молиться, представляете? Я?» - дама, посмотрела на меня в упор, видимо считая, что после этих слов я позвоню в полицию или в дурдом. Но, я смотрела на нее с улыбкой. Как всегда на моих консультациях. Потому, что там, где есть доверие подобного рода, не может быть ни осуждения, ни сомнения в нормальности человека, открывающего мне свою душу. В такие моменты я наоборот замираю от уважения и восхищения смелостью и решимостью человека. Я сижу тихо, как мышка, внимая каждому слову, продолжая надеяться на милость Бога, который позволил случится чуду осознания прямо у меня на глазах.
            Обычно за гневом и сожалением по эмоциональной шкале следует страх и сомнения. Так и вышло. Женщина вдруг всхлипнула и запричитала: «Теперь вот мы расстались. Я одна и снова должна свою жизнь налаживать. Вокруг меня руины и одиночество пугает меня неизбежностью. Я даже стала думать о том, как мне его вернуть. Ведь какой никакой, а мужчина в доме. Как вы считаете, Ирина Юрьевна?».
            Ну вот, мой час настал. Я открыла было рот, чтобы сказать своё мнение и осеклась... На меня смотрели глаза страдающей женской Души. Открытые, искренние, глубокие и такие несчастные. Сколько раз они видели предательство, оскорбление, трусость, мелочность и корысть — не сосчитать. И каждый раз после прожитой боли, вставал этот невероятно простой вопрос — а правильно ли я поступила, что вспомнила о своём достоинстве и своей чести? Правильно ли я сделала, что ушла от тех людей, которым нет до меня никакого дела? Правильно ли я подумала и выбрала то, что у меня есть сейчас вместо зависимости от утех равнодушного ко мне человека? Правильно ли… Нет такого закона в России, чтобы наказывать подлость и низость, проявленную мужчиной по отношению к женщине, а надобно его иметь, ох как нам женщинам его надобно. Чтобы мы чаще читали его своим сыновьям, помогая им не сбиться с доброго пути в близких отношениях.
            «Давайте, я вам чаю предложу. Хотите попьём вместе, согреемся, похрустим печеньками?» - я привстала со стула, начиная обход своего стола.
          «Ну что вы. Зачем беспокоиться. Не стоит», - женщина обмякла на стуле и стала рыться у себя в сумочке. «Хотя я могу вам тоже шоколадку предложить. Вы любите шоколад? Я, очень».
         «Вот и славно. Шоколад у меня в чести. Пойдемте поближе к чайному столику»
Мы пересели на диванчик, уютно расположенный возле небольшого столика. Было слышно, как закипает чайник за дверью кабинета — это Катюша, моя помощница, вовремя засуетилась. Обожаю её. Работает со мной плечом к плечу и на своем месте. Корону на голове ни я, ни она не носим, дома храним, примеряем только по праздникам, вместе с близкими. Поэтому понимаем друг друга почти без слов.
Пока мы с клиенткой усаживались, ждали чай, я решилась спросить: «Вера Ивановна, а вот что вы любите больше всего на свете? Чем вы себя радуете?»
         «Я? Не знаю даже — Вера Ивановна выдохнула, и улыбнулась (а я подумала сразу, что ей нравится быть в центре внимания, она будто оживает) — наверное общение с людьми. Но не просто болтовня и сплетни, а со смыслом и лучше высоким смыслом. Что то вроде философии, духовного пути и развития. Понимаете меня?»
         Я кивнула. Она продолжала: «Когда люди собираются вместе, чтобы расти, развиваться, я чувствую энтузиазм, подъем душевный и готова на всё ради них и общего дела», - тут Вера Ивановна гордо посмотрела на меня, видимо оценивая, какое впечатление произвели её слова. Я слушала, ничем не выдавая своих эмоций. Хотя неожиданно, как это обычно бывает на моих сессиях, поняла, в чем ее истинная проблема с людьми. Но решила уточнить детали, а уж потом вести трансформационную работу.
Вошла Катерина с подносом и чашками. Мы встали ей помочь, покивали друг другу головами, расставили все содержимое подноса на столике и снова уселись, но уже поближе друг к другу. Сокращая дистанцию, люди часто невольно дают понять, что доверяют. И это хорошо, ведь без доверия трансформация невозможна.
        Я продолжала: «А что если люди не оправдают ваших ожиданий по каким то причинам? Как вы себя тогда чувствуете? Что делаете?»
«Ну конечно, я всегда жду от людей лучшего поведения. Знаете, у меня есть такой дар, видеть потенциал человека, его лучшие качества. И я стараюсь людям об этом говорить. Помогаю им стать лучше, чем они есть сейчас»,- тут женщина стушевалась. «Правда это не всегда оценивают по достоинству. Кто то обижается на меня за прямоту и честность. Но, я все равно продолжаю. Раз мне Бог дал такой талант, нельзя его в землю зарывать. Верно?»
          «Запахло жареным» и я пошла ва-банк: «У вас наверное нет близких отношений, ни подруг, ни друзей, верно?»
«Как вы узнали? - Вера Ивановна поперхнулась чаем — Я что так плохо выгляжу?» Она пыталась острить, но я уловила горечь в интонации её голоса.
         «Понимаете, Вера Ивановна, когда в отношениях один человек исправляет, направляет другого тогда, когда хочется, а не по просьбе — это чревато отчуждением. Мало кому хочется быть под пристальным взглядом прокурора, пусть даже и из лучших побуждений»
«Но … но я в хорошем смысле подсказываю, для их же блага …. хотя вы правы — я одинока сейчас», - Вера Ивановна поставила на стол чашку с чаем и достала из сумочки платок. Я смотрела и дышала, доверяя силе этой прекрасной и мудрой женщины, осознавшей свою оплошность, но все равно сохраняющей завидную невозмутимость. «А как же мне тогда с людьми общаться? Я же кроме нравоучений больше ни о чем говорить то не умею?»
         Я улыбнулась: «Зачем вы так уж. Поучения, не нравоучения. Разница есть. Согласитесь? И потом вы теперь поняли свою ошибку, значит будете себя направлять в другой формат общения. Ну например, начнете искренне интересоваться тем, чем живут ваши знакомые. И будете слушать внимательно всё, что они вам говорят, не перебивая, не подсказывая «правильное» или «хорошее»?»
«И это всё? Это поможет мне сблизиться с человеком по настоящему?» - она подалась всем телом вслед за своим вопросом. Было очевидно, что ей важна и трудна одновременно эта простая истина — хочешь внимания к себе, сначала дай его другому.
«Настоящая близость — результат кропотливого труда, причём совместного. Одних только ваших усилий будет пожалуй недостаточно.                Но, вы опять стремитесь сразу к совершенству. Начните с малого. Сначала. Пусть другой станет вам настолько важен и любопытен, что вы забудете обо всех оценках и сравнениях. Просто будете общаться, внимая каждому его слову, искренне, тотально. Готовы попробовать? - я встала и протянула Вере Ивановне руку — По рукам?».
        «По рукам», - она тоже поднялась и подала мне правую ладонь. Мы засмеялись и договорились о встрече через неделю. Я проводила её до двери, и прощаясь подмигнула, она рассмеялась в ответ. Но на пороге вдруг обернулась... «А мне ведь если честно не все люди интересны, очень даже немногие - вот я какая смешная... Выходит я других то, кто мне не важен и скучен обманывала? Зачем?» - Вера Ивановна медленно раскачивалась из стороны в сторону, не зная уйти ей или остаться.. Я ждала, затаив дыхание. Всякий раз, когда вижу это чудо откровения — дух захватывает... рождается знание, после того как опыт и информация нашли друг друга. Быть при этом процессе — огромная ответственность и честь для меня.
      «Господи Боже, я же понравиться им хотела, поэтому и старалась их лучшие стороны выявить, на свет божий вынуть и всем показать. Думала, что они увидят свою красоту, уникальность, особенность и тогда добрее будут к себе, ко мне, к людям. Ведь красивые люди не станут хамить, обижать и оскорблять — они же тогда себя уронят прежде всего в своих глазах.... Что же это я делаю то? Я людей из нелюдей пытаюсь сотворить... это же только Богу под силу!!! Куда же это я полезла то? На чьё место?» - Вера Ивановна смотрела на меня широко раскрытыми от ужаса глазами и медленно садилась на пол.... Я подскочила так резво, что она даже испугалась... но сопротивляться не стала, послушно позволила переместить себя на диванчик и обмякла. Минут 5 было тихо … Она сидела, склонив голову в ладони, лежащие на коленях и по детски нервно плакала, всхлипывая и шмыгая носом. Я принесла салфетки и подала ей, просунув нежно в левую ладошку. Она взяла, вытерлась и снова зарыдала...
          Когда буря проходит, на небе и на земле становится ясно и свежо. Словно молодость возвращается, наполняя радостью и азартом жизни. Такой ко мне вернулась и Вера Ивановна через полчаса слёз и причитаний. Вернулась помолодевшая, посвежевшая, смелая и озорная девчонка. Незабываемый момент!
         Мы снова улыбнулись друг другу... два близких и родных человека.
                                                       автор Ирина Смоленкова - психолог-консультант, арт-коуч, инструктор нейро-арт

Добавить комментарий

Оставьть первым комментарий